Александр Павлов

Постыдное удовольствие. Философские и социально-политические интерпретации массового кинематографа

До недавнего времени считалось, что интеллектуалы не любят, не могут или не должны любить массовую культуру. Те же, кто ее почему-то любят, считают это постыдным удовольствием. Однако последние 20 лет интеллектуалы на Западе стали осмыслять популярную культуру, обнаруживая в ней философскую глубину или же скрытую или явную пропаганду. Отмечая, что удовольствие от потребления массовой культуры и главным образом ее основной формы — кинематографа — не является постыдным, автор, совмещая киноведение с философским и социально-политическим анализом, показывает, как политическая философия может сегодня работать с массовой культурой. Где это возможно, опираясь на методологию философов — марксистов Славоя Жижека и Фредрика Джеймисона, автор политико-философски прочитывает современный американский кинематограф и некоторые мультсериалы. На конкретных примерах автор выясняет, как работают идеологии в большом голливудском кино: радикализм, консерватизм, патриотизм, либерализм и феминизм. Также в книге на примерах американского кинематографа прослеживается переход от эпохи модерна к постмодерну и отмечается, каким образом в эру постмодерна некоторые низкие жанры и феномены, не будучи массовыми в 1970-х, вдруг стали мейнстримными.
Книга будет интересна молодым философам, политологам, культурологам, киноведам и всем тем, кому важно не только смотреть массовое кино, но и размышлять о нем. Текст окажется полезным главным образом для тех, кто со стыдом или без него наслаждается массовой культурой. Прочтение этой книги поможет найти интеллектуальные оправдания вашим постыдным удовольствиям.
502 páginas impresas

Opiniones

    Алексей Дворникcompartió su opiniónhace 4 años
    💡He aprendido mucho

    Серьезно о хоррорах, эксплуатационном кино, грайндхаусе и не только, при этом интересно. Любители авангардного и маргинального кино будут довольны, гарантирую.

    Жаль, что у автора нет конкурентов, которые пишут о том же по-русски, потому что стиль повествования Павлова мне не очень понравился. Он часто повторяется, перепрыгивает от одного к другому, говорит сложно, когда можно сказать проще.

    Кстати, эта книга сборник эссе. Если лень читать, можно посмотреть видеолекции Александра Павлова на те же темы на Пост-науке.

    Марат Шабаевcompartió su opiniónhace 4 años

    Собрание текстов Павлова, достаточно поверхностных, местами автор просто скатывается в пересказ других текстов / идей, не предлагая оригинального взгляда. Тем не менее читабельно и может быть полезно, если использовать для перехода к другим источникам

    Буйный Гогольcompartió su opiniónhace 4 años
    💡He aprendido mucho
    🎯Justo en el blanco

    После прочтения возникает ощущение, что автора только и делал, что всю жизнь смотрел фильмы. Очень огромный список примеров и жанров. Отличный путеводитель по кино-жанрам, с описаниями и примерами.

    Есть 2 но!
    1. Возможно, из-за того, что работа позиционируется как философическая (серьезно?), автор каждому фильму придает философскую мысль. Может для абитуриентов кино-журналистики, кому сдавать экзамены, это и надо, но не заинтересованному зрителю искать философскую идею в " Глубокой глотке"? Нужно ли это...Это как оправдывать Сашу Грей, и привносить моральную цель в аморальное, направленное сами знаете куда, действо.
    И второе. Не совсем понятные отзывы о некоторых кино-произведениях. Цитата:

    "В сериалах отражаются не только последние тенденции культурного мейнстрима, субкультуры также находят в них место, преодолевая, благодаря попаданию на экран, свой маргинальный статус и приобретая право считаться популярными. В частности, «Теория большого взрыва» легализует в культурном поле такую маргинальную и малопривлекательную группу, как молодые университетские ученые-естественники".

    Я сразу представила сериал про жизнь маргинальной группы наркоманов. Может быть автор написал какое-то лишнее слово, кто найдёт?

Citas

    Алексей Мальцевcompartió una citahace 5 años
    Жижек, в частности, осуждает «голливудский марксизм» Джеймса Кэмерона, наивный либерализм Кристофера Нолана и либерально-консервативный синтез Кэтрин Бигелоу. Он не рассматривает Кэтрин Бигелоу как феминистку, хотя и делает очень сильный выпад в сторону феминизма, тем самым расправляясь с «врагом» одной левой. Он просто иронично замечает: «Почему бы нам, если уж пытки водой считаются просто усиленным методом ведения допроса, не считать изнасилование “усиленной формой соблазнения”?»
    Влад Тихоновcompartió una citahace 6 meses
    Кроме того, Адорно разбирался в культуре и был слишком модернистски ориентированным, и значит, не способным увидеть за культурными трансформациями, какие последствия будет иметь эпоха постмодерна для массовой культуры.
    Polya Cherrycompartió una citahace 10 meses
    ан-Люк Годар в кино, Сьюзен Зонтаг в литературе и искусстве. Именно последняя была одной из тех, кто изменил представления о популярной культуре, в том числе среди интеллектуалов. Если Годар, икона интеллектуалов, экспериментировал с формой кино, то Зонтаг все же действовала гораздо деликатнее и работала с концепцией культуры: она признала, что «пошлые» вещи – это тоже культура, и если они нравятся интеллектуалам, то образованные люди осведомлены о том, что любят пошлые вещи и именно за то, что они пошлые. Таким образом, Зонтаг одной из первых совершила прорыв в суждениях вкуса, описав понятие «кэмп» и предложив использовать его в будущих исследованиях. С ее легкой руки очень скоро снобизм интеллектуалов испарился. Объявляя кэмп предельно важным, Эндрю Росс в своей книге опирался именно на работы Зонтаг. Но он описывал понятие самым подробным образом, и сегодня его текст считается таким же классическим и едва ли не столь же важным, как и текст Зонтаг[4]. Так, плохой вкус и способность воспринимать вульгарное, пошлое и популярное стали атрибутами западных интеллектуалов.

En las estanterías

fb2epub
Arrastra y suelta tus archivos (no más de 5 por vez)