ru
Libros
Ирина Паперно

Советская эпоха в мемуарах, дневниках, снах. Опыт чтения

    димаcompartió una citahace 2 meses
    «Вечер в Летнем саду: Эпизоды из истории „второй культуры“» библиографа Дмитрия Северюхина (род. 1954), написана от лица тех, кто был «зачат» уже после Сталина, а именно родившихся между 1954 и 1974 годом [17]. Появились и «сиюминутные мемуары», написанные политическими деятелями, что побудило одного критика спросить: «„Мемуары о сегодняшнем дне“ — возможно ли это?»
    димаcompartió una citahace 2 meses
    «Семидесятые как предмет истории культуры», — сборник эссе, в которых профессионалы подвергают историческому и семиотическому анализу материал собственной жизни, и притом недавней
    димаcompartió una citahace 2 meses
    Замечательный пример — дневник Эльвиры Григорьевны Филипович (род. 1934), которая представляется как «обыкновенная женщина». Первый том был опубликован (за счет автора) в 2000 году в Подольске (в количестве 500 экземпляров) под заглавием «От советской пионерки до челнока-пенсионерки (мой дневник)
    димаcompartió una citahace 2 meses
    Знаменитые «Записки об Анне Ахматовой» литературоведа и профессионального редактора Лидии Корнеевны Чуковской (1907–1996) — это дневник, который она вела за другого.
    димаcompartió una citahace 2 meses
    Писатель Юрий Маркович Нагибин (1920–1994) предоставил свой шокирующе откровенный дневник (за 1942–1986 годы) для публикации еще при жизни, но умер прежде, чем рукопись вышла в свет
    димаcompartió una citahace 2 meses
    Драматург Леонид Генрихович Зорин (1924–2020) опубликовал «мемуарный роман» «Авансцена» (1997), в котором на сцене выступает он сам в период с 1934 по 1994 год, а сюжетной нитью является конфронтация автора с советской властью — драматическая борьба за постановку своих пьес.
    димаcompartió una citahace 2 meses
    Возьмем, например, поэта Давида Самойловича Самойлова (1920–1990)
    димаcompartió una citahace 2 meses
    Такова, например, судьба записок деревенской женщины Евгении Григорьевны Киселевой (1916–1990). Ей хотелось увидеть историю своей трудной жизни в кино
    димаcompartió una citahace 2 meses
    воспоминания Надежды Яковлевны Мандельштам и Евгении Семеновны Гинзбург
    димаcompartió una citahace 2 meses
    Источники говорят, и то, что они показывают, — это самопонимание и самоинтерпретация людей, которые действуют и верят, что они знают, что делают. Если же мы будем отрицать их способность к этому мы лишим их дара речи, даже когда речь осмысленна
    димаcompartió una citahace 2 meses
    В течение 1980–2000‐х годов в научном и публицистическом обиходе сложился набор категорий для исследования реакций человека и общества на исторические катастрофы прошлого, под общей рубрикой «память»: «коллективная память» (la mémoire collective), «культурная память» (das kulturelles Gedächtnis), «мемориальная культура» (der Erinnerungskultur), «травма» (trauma) [2], «память и траур» (memory and mourning), «освоение прошлого» (Vergangenheitsbewältigung), etc. и, наконец, «постпамять» (postmemory). На их основе сформировались целые научные направления: memory studies, trauma studies.
    Вячеслав Суриковcompartió una citahace 2 meses
    Как я могу записывать? Как я могу хранить свои стихи? Бритвой взрезают переплеты тетрадей, книг! Вот, вот, поглядите! У папок обрывают тесемки!
    Вячеслав Суриковcompartió una citahace 2 meses
    — Того, что мы пережили, — говорила с подушки Анна Андреевна, — да, да, мы все, потому что застенок грозил каждому! — не запечатлела ни одна литература. Шекспировские драмы — все эти эффектные злодейства, страсти, дуэли — мелочь, детские игры по сравнению с жизнью каждого из нас. О том, что пережили казненные и лагерники, я говорить не смею. Это не называемо словом
    Вячеслав Суриковcompartió una citahace 2 meses
    За клинической метафорой наркоза стоит представление о том, что в эпоху Сталина люди жили в искусственно вызванном состоянии бессознательности; теперь, когда сознание возвращается, люди испытывают болезненные побочные эффекты.
    Вячеслав Суриковcompartió una citahace 2 meses
    Чуковская опасалась, что молва связывала NN с женщинами, считавшимися лесбиянками.
    Вячеслав Суриковcompartió una citahace 2 meses
    Присутствие помощника и свидетеля, и притом своего рода «Эккермана», записывавшего ее разговоры (и многое другое), оказалось невыносимым. Записки Чуковской об Ахматовой прервались в декабре 1942 года.
    Вячеслав Суриковcompartió una citahace 2 meses
    При всем благоговении по отношению к Ахматовой Чуковская признает, что ужас перед бытом и нарочитая беспомощность являются не только психологической необходимостью, но и культурной установкой, и в этом смысле частью намеренно культивируемого образа.
    Вячеслав Суриковcompartió una citahace 2 meses
    Судя по этим записям, Чуковская, которой теперь редко удавалось видеть Ахматову наедине (к тому же та все чаще была с ней сурова и несправедлива), ревновала.
    Вячеслав Суриковcompartió una citahace 2 meses
    Действительно, едва ли возможно распутать целую сеть, состоявшую из мотивов личного характера (нелюбовь к переменам и боязнь одиночества), культурных установок и этических принципов (отрицание быта и принципиальное нищенство), а также психологических факторов, в силу которых автономное существование в относительном комфорте (если не благополучии) было для Ахматовой неприемлемым.
    Вячеслав Суриковcompartió una citahace 2 meses
    «Это тоже загадка ее жизни, ее биографии, ее отношения к этому месту и ко всему, что здесь было, — не захотела покинуть Фонтанный дом»
fb2epub
Arrastra y suelta tus archivos (no más de 5 por vez)