Лидия Гинзбург

Записки блокадного человека

Лидия Гинзбург в истории отечественной культуры занимает особое место. Блестящий литературовед, критик, публицист, ученица Тынянова и Эйхенбаума, она представляет собой человека-эпоху, чье научное и писательское слово звучало свежо и новаторски и долгие годы определяло состояние умов в обществе. Областью ее интересов была русская литература XIX — начала XX веков, ее книги «О психологической прозе», «О лирике», «О старом и новом», «Литература в поисках реальности» получили широчайшую известность. Среди самых интересных открытий Л.Гинзбург и теория промежуточных жанров, которой исследовательница отдала дань как ученый и как автор. В это издание вошли ее воспоминания, рисующие уникальную картину времени и рассказывающие о литературной жизни 1920–1980-х годов, о знакомстве с Ахматовой, Маяковским, Мандельштамом, Олейниковым, Багрицким, Шкловским и другими писателями и поэтами, а также «Записки блокадного человека» — бесценное свидетельство очевидца, свой тяжелейший опыт претворившего в глубокую и мудрую прозу.
80 páginas impresas

Opiniones

    Marik Holdobocompartió su opiniónhace 5 años

    Очень важная книга для тех, кто хочет понять, что такое блокада. Не в цифрах или страшных фактах, а по сути: ментально, психологически, культурно. Блокаду Ленинграда нельзя до конца изжить. Она навсегда осталась с этим городом. Ведь, чтобы понять, что же такое репрессии, ссылки, аресты, тоталитарный строй - нужно читать "Колымские рассказы", чтобы понять, что такое блокада - "Записки блокадного человека".

    Lena Lenacompartió su opiniónhace 2 años
    👍Me gustó

    Очень хорошо написано и очень страшно читать

    Алла Валиеваcompartió su opiniónhace 2 años
    💀Espeluznante
    💧Prepárate para llorar

    Страшно в первую очередь потому что люди и их судьбы были реальны. Страшно, сытым в тепле и в уюте, читать строки, как мать рассказывает о ребенке который умер от голода, как и большинство детей , умер от того, что был слишком добрым и всем делился..

Citas

    Ася Калебинаcompartió una citahace 5 años
    чем мужественнее мужчина, тем естественнее и проще он делает немужские дела (солдат должен уметь сварить кашу и пришить себе пуговицу), они не задевают в нем никаких комплексов.
    AntonShumakovcompartió una citahace 2 años
    Иногда наступало просветление. Тогда хотелось наесться до тошноты, до отвращения к пище, до рвоты, — чтобы только покончить с этим стыдом, только бы освободить свою голову. Но дистрофическим мозгом овладевал страх — что же будет, если этого не будет? Если рассосется вдруг этот комплекс желаний и целей?
    Alexandra Strangecompartió una citahace 2 años
    Каждое страдание — судки на морозе, ведра на лестнице — было избавлением от худшего страдания, заменителем зла. Утопающему, который еще барахтается, — не лень барахтаться, не неприятно барахтаться. Это вытеснение страдания страданием, это безумная целеустремленность несчастных, которая объясняет (явление, плохо понятное гладкому человеку), почему люди могут жить в одиночке, на каторге, на последних ступенях нищеты, унижения, тогда как их сочеловеки в удобных коттеджах пускают себе пулю в лоб без видимых причин.

En las estanterías

fb2epub
Arrastra y suelta tus archivos (no más de 5 por vez)