Александр Павлов

Расскажите вашим детям. Сто одиннадцать опытов о культовом кинематографе

Многие используют слово «культовый» в повседневном языке. Чаще всего этот термин можно встретить, когда речь идет о кинематографе. Однако далеко не всегда это понятие употребляется в соответствии с его правильным значением. Впрочем, о правильном значении понятия «культовый кинематограф» говорить трудно, и на самом деле очень сложно дать однозначный ответ на вопрос, что такое культовые фильмы. В этой книге предпринимается попытка ответить на вопрос, что же такое культовое кино — когда и как оно зародилось, как развивалось, каким было, каким стало и сохранилось ли вообще. И если сохранилось, то как о нем следует говорить сегодня.
Книга состоит из двух частей. В первой — теоретическо-методологическом введении — автор предлагает собственный взгляд на то, каким образом сегодня можно рассуждать о культовом кино. Во второй части представлен фактический материал — сто одиннадцать эссе о культовых фильмах в хронологическом порядке, чтобы читатель мог составить представление об эволюции феномена. Книга будет интересна не только культурологам и социологам, но и всем тем, кто любит кино, а особенно тем, кто ценит нестандартный кинематограф.
471 páginas impresas

Opiniones

    Vladimir Bekmemetevcompartió su opiniónhace 4 meses
    👍Me gustó
    💡He aprendido mucho
    🎯Justo en el blanco

    Kaklibocompartió su opiniónhace 4 meses
    👍Me gustó
    💡He aprendido mucho

    Ollie hollyolliecompartió su opiniónhace 2 años
    👎Olvídalo

Citas

    Kaklibocompartió una citahace 4 meses
    У этого лабиринта выход там же, где и вход». Собственно, в этом и заключается мудрость Безумного Макса: нужно вернуться назад – к истокам, откуда герои пытались выбраться.

    Нет другого выхода, кроме входа. И это уже не закольцованность – точка А не ведет в точку А. Пространство преодолевается, и точка А превращается в точку Б: А – уже больше не А, но Б. Нет ничего кроме того места, где начинается путь
    Kaklibocompartió una citahace 4 meses
    Безумный Макс: дорога ярости» снимает проблему, поставленную когда-то Дэвидом Линчем. Например, «Шоссе в никуда» предполагает, что у дороги нет конца и путешественник может лишь начать путь, но закончить его не в состоянии. Единственное, на что можно рассчитывать, – это закольцеваться. Шоссе ведет в никуда и в лучшем случае закольцовывается (А ведет в А), и путешественник, таким образом, обречен на вечное возращение и вечное повторение одного и того же.
    Kaklibocompartió una citahace 4 meses
    Выживут только любовники» – это личные джармушовские «Пустоши», почти «Настоящая любовь», только лишенная драйва. Собственно, это своеобразная история насилия: от своей природы некоторым нельзя уйти, как бы они того ни хотели, тем более если от этой природы зависит их вечная жизнь

En las estanterías

fb2epub
Arrastra y suelta tus archivos (no más de 5 por vez)