ru
Виктор Гюго

Последний день приговоренного к смерти

Avisarme cuando se agregue el libro
Para leer este libro carga un archivo EPUB o FB2 en Bookmate. ¿Cómo puedo cargar un libro?
Этот «дневник» был первоначально опубликован анонимно и имел феноменальный успех. Гюго не сообщает, в чем вина этого приговоренного, он просто недоумевает: существует ли преступление, соизмеримое с муками, которые испытывают осужденные в ожидании исполнения приговора? Откуда у одного человека появляется право лишать жизни другого? Повесть выходит вместе с предисловием от издателя (то есть автора), где Гюго утверждает, что его роль — «роль ходатая за всех возможных подсудимых, виновных или невинных, перед всеми судами и судилищами, перед всеми присяжными, перед всеми вершителями правосудия».
Написанная в позапрошлом веке, повесть поражает своей актуальностью и сегодня.
Este libro no está disponible por el momento.
111 páginas impresas
Propietario de los derechos de autor
Издательство АСТ
¿Ya lo leíste? ¿Qué te pareció?
👍👎

Opiniones

    Григорий Корневcompartió su opiniónhace 5 años
    👍Me gustó
    🔮Profundo
    🎯Justo en el blanco
    🚀Adictivo

    Я не мог оторваться, прочитал в самолете за 2,5 часа. Составлять вторую аннотацию не имеет смысла, читать однозначно!

    Юляcompartió su opiniónhace 11 días
    👍Me gustó
    🔮Profundo
    🚀Adictivo

    книга отличная, но много опечаток.

    Владимир Ариас-Альваресcompartió su opiniónhace 2 años
    👎Olvídalo

    «Последний день приговоренного к смерти» В.Гюго
    Пытается подать такую сложную тему смертной казни очень лукаво (это было и в историческом плане тоже, когда он мистифицировал эти записки, как от реально приговоренного к смерти). Он всячески пытается манипулировать, надавливая на чувства, что осужденный такой же человек как и мы, с теми же чувствами, как и у нас. И разве это весомый аргумент? Он так и не мог или не хотел придумывать, за что же могли гильотинировать его героя, но при этом, сам осужденный всячески охал и ахал, от деяний предыдущих именитых жильцов его камеры.
    Не имел он ни малейшего раскаивания за свои прегрешения, только и делал, что жалел себя (по сути дела, он не жалел даже своих родных, исключая дочери, но и то, не сказать, чтобы он очень жалел ее, особенно когда она его не узнала.). И очень явно, чувствуется игра на чувствах, а также не вполне правильная описываемость. Он пытался разбавить это своими графоманскими описательными способностями окружения, но вкупе с этой попыткой играть на струнах души, читать было крайне тяжело и утомительно (хоть эта книга и коротенькая, всего на 80-90 страниц).
    Не сказать, что Гюго для меня пал, нет. Просто для меня он стал, метафорически, как другом клептоманом: мы с ним закадычные друзья, но при каждом его приходе в гости, я старательно убираю ценности, а после его визита, я внимательно осматриваю, не пропало ли чего лишнего. Он остался тем же хорошим другом, но теперь, даже вспоминая о потерянных вещах, я думаю, а не он ли повинен в этом. Т.е. Теперь я читая его другие произведения, настороженно отношусь к его описательствам, а вдруг он где-то кривил душой, пытаясь показать желаемую его позицию за действительность. Также вспоминая о старых его произведениях, думаешь, а не слукавил ли он где-то?
    Тут я оговорюсь, что на «Соборе парижской богоматери», «Отверженных» и великолепном «Человеке, который смеется» пришлось множество бессонных вечеров моего детства, и эти книги повлияли на меня и моё мировоззрение, собственно, поэтому я немного возмущаюсь над его лукавством.

    Что больше всего увлекло и действительно тронуло, так это рассказ жизни нового жильца его камеры и будущей жертвы гильотины. На нём действительно чувствуется, что он стал заложником ситуации, когда общество клеймирует каторжников, не давая им никакого шанса на социализацию, и по сути, отправляя на дальнейшую дорогу из разбоя/грабежей, которая заканчивается одним концом. Хоть и ГГ показывает свое презрение к бывшему каторжнику, но из-за данного лицемерия, ГГ вызывает бОльшее презрение, чем все остальные персонажи (где даже жандармия и надзиратели относились к нему с большими почестями). В итоге, для меня, Гюго вызвал больше неприязни к ГГ, хотя его целью и была наоборот разжечь во мне чувство жалости и сострадания к нему.

    Читать не рекомендую.

Citas

    Abbaz Çeçencompartió una citahace 5 años
    Э! Что там докапываться! Не ради тебя же, народ, отменяем мы смертную казнь, а ради нас самих, депутатов, – ведь каждый из нас может стать министром! Мы не хотим, чтобы машина Гильотена покусилась на высшие классы. Мы предпочитаем сломать ее.
    Довран Одаевcompartió una citahace 7 meses
    Человечество как будто стремится, чтобы небо разделяло с ним карательные функции.
    Довран Одаевcompartió una citahace 8 meses
    все люди приговорены к смерти с отсрочкой на неопределенное время

En las estanterías

fb2epub
Arrastra y suelta tus archivos (no más de 5 por vez)