Антон Долин

  • Misha Piterovacompartió una citahace 2 años
    Задолго до Кафки Достоевский «отправил» героя «Преступления и наказания» Свидригайлова в Америку — где писатель также никогда не был, но к которой не уставал возвращаться в книгах, — что приравнивалось к переходу в мир иной, самоубийству. Все одержимые демонами персонажи «Бесов» приехали в Россию из Америки, туда же хотел бы бежать с Грушенькой Митя Карамазов
  • Misha Piterovacompartió una citahace 2 años
    Советский железный занавес и холодная война лишь усилили стереотип Америки как зазеркалья — для одних со знаком плюс, для других с минусом и только в России могла появиться на свет песня «Гуд-бай, Америка, где я не был никогда». С этой же Америкой, в которой он не был, здоровается и прощается в своих поздних фильмах Ларс фон Триер
  • Misha Piterovacompartió una citahace 2 años
    Еще более аскетическую и скупую схему Америки представляет «Догвилль», карта которого — она же и есть сам город — нарисована мелом на полу съемочного павильона. Государство представлено одним населенным пунктом где-то в Скалистых горах — не зная, где это, Триер выбрал их исключительно за сказочно звучащее название. Население не превышает пятнадцати человек вместе с детьми. Когда-то городок был шахтерским, теперь здесь выращивают яблоки и шлифуют старые стеклянные стаканы, придавая им сходство с дорогим хрусталем; тем и живут. Весь пейзаж — невидимые глазу горы: это город-тупик, в который ведет дорога из ближайшего города. Дальше — обрыв. Догвилль состоит из одной центральной улицы и двух переулков, нескольких жилых домов, магазина, церкви и гаража единственного здешнего грузовика. На смену анонимным, но материальным пространствам «Танцующей в темноте» приходят воображаемые, но обладающие поэтическими названиями места: город, прозванный Собачьим, центральная улица Вязов, на которой не растет ни одного вяза, «Старая скамейка» (отчего она так зовется, бог весть, но аккуратная подпись мелом не позволяет забыть о названии). Впрочем, никакой идеологии в этих названиях нет — один сплошной прием: Триер отдает себе отчет, что нельзя быть условным во всем, где-то понадобятся и конкретные детали. Скажем, названия
  • Misha Piterovacompartió una citahace 2 años
    Том Эдисон начинает признаваться в любви Грейс, но не находит в себе достаточной смелости, чтобы вымолвить заветные слова; тогда она говорит их за него и отвечает ему взаимностью (вопрос об истинности ее чувств тоже встает, но значительно позже). За этим должен был последовать поцелуй, однако Том слишком смущен и покидает поле боя. Он влюблен не в Грейс, а в свою идею прекрасной беглянки, спасенной им от опасности; поэтому он так долго не решается перейти к телесной стороне вопроса, которая разрушила бы выдуманный образ идеальной любви. Но и Грейс любит не Тома, а придуманного спасителя (каковым он, безусловно, является лишь в собственном воображении), поэтому их беседе на скамейке так и не суждено превратиться в подлинный диалог влюбленных. Даже оставаясь наедине, они продолжают несмело, ощупью искать путь к образам «настоящих» себя, не способных испытать друг к другу как душевное, так и физиологическое влечение
  • Amelieshaaa SHcompartió una citael año pasado
    своей непоследовательности Ларс фон Триер впечатляюще последователен.
  • Amelieshaaa SHcompartió una citael año pasado
    введя в энциклопедической «Нимфоманке» концепцию дигрессионизма, то есть рассказа с авторскими отступлениями, Триер подал мне идею расширить исследование его вселенной, добавив интерлюдии-дигрессии, посвященные важнейшим в его жизни культурным влияниям: Тарковский и Вагнер, Сад и Мунк
  • q2gm8zvdcompartió una citahace 2 años
    Ну, и еще потому, что Уиллем Дэфо — американец, а Шарлотта Гэнзбур — наполовину англичанка. В прелюдии к фильму режиссер впервые со времен «Эпидемии» возвращается к стилизованному изысканному черно-белому
  • Amelieshaaa SHcompartió una citael año pasado
    изданы изумительная книга интервью Стига Бьоркмана и исчерпывающий опус Нильса Торсена «Меланхолия гения» [1]. Их авторам, говорившим с героем на его родном языке и проводившим с ним не часы, а дни и месяцы, удалось узнать и рассказать о личности Триера все, о чем только можно было мечтать, от детских лет до подробностей эротической жизни.
  • Oleg Egorovcompartió una citahace 2 años
    Ты не имеешь права так поступать. Художник должен быть откровенным в таких вещах. Худшее, что можно сделать, — это отказаться от того, что ты создал: такой поступок — воплощение дурного вкуса
  • Oleg Egorovcompartió una citahace 2 años
    Оставшись без семьи, друзей и коллег, Джо забирается в безлюдные края и на горе — через пропасть — встречает одинокое, согнутое под гнетом стихий, но не сломленное дерево.
fb2epub
Arrastra y suelta tus archivos (no más de 5 por vez)