bookmate game
ru
Gratis

Смерти нет. Краткая история неофициального военного поиска в России

Значительная часть погибших в годы Великой Отечественной войны солдат как будто бы умерли дважды: они не были погребены и остались лежать там, где их убили. Советское государство до 1980-х годов не признавало факта существования этих мертвых душ, и перезахоронением павших занимались обычные граждане — несмотря на то, что их деятельность была запрещенной. Только те, кого сегодня принято называть поисковиками, понимали, что забытые всеми солдаты нуждаются в заботе и памяти со стороны живых: так они смогут вернуться в наш мир героями, а не бесплотными призраками. Мертвые не хоронят мертвецов. Эту работу пришлось взять на себя вполне конкретным людям, и их память не менее важна, чем память ветеранов и других свидетелей войны. Настоящее издание представляет собой единственный в своем роде сборник устных воспоминаний тех, кто посвятил всю свою жизнь поиску и перезахоронению советских солдат. Издание подготовлено при финансовом содействии Фонда поддержки социальных исследований «Хамовники». Позиция авторов является независимой и может не совпадать с позицией Фонда и его учредителя.
889 páginas impresas
Editorial
Common place
¿Ya lo leíste? ¿Qué te pareció?
👍👎

Opiniones

  • Жаннаcompartió su opiniónhace 3 años
    👍Me gustó
    💡He aprendido mucho
    🎯Justo en el blanco
    🚀Adictivo
    💧Prepárate para llorar

    Война прошла, а трупы остались. Книга про людей, которые находят поля войны и хоронят погибших.

  • Makarova Anastasiacompartió su opiniónel mes pasado
    👍Me gustó

  • manapovm01compartió su opiniónhace 2 años
    👍Me gustó

Citas

  • Сергей Цыгановcompartió una citahace 2 años
    Нет, секс близко не лежит к той категории удовольствия
  • Katya Porutchikcompartió una citahace 2 años
    Короче, меняли мосты, подняли такую подушку свинцовую, а там выдолблено отверстие, в нем — бутылка водки и писулька. Мне Славка чеховский рассказывал. Долбанули они водку — ничего, обычная. Прочли записку: мол, я такой-то, например, Иванов, говорит, жалко будет, если зачислят меня в дезертиры, но ухожу с поста. Война кончается (это был уже 44-й год, но мосты все равно охраняли — вдруг диверсия). Говорит, все на фронте, а я тут мост охраняют. Потомки, завещаю вам бутылку, сам убегаю на фронт. Ведь не выдумаешь же сам такое? Небось остановили его где-нибудь — и все, трибунал. Родным каково?
  • Makarova Anastasiacompartió una citael mes pasado
    частном музее «Битва за Ленинград»

En las estanterías

fb2epub
Arrastra y suelta tus archivos (no más de 5 por vez)