ru
Libros
Кирилл Корчагин

Все вещи мира

Родился в 1986 году в Москве. Окончил Московский институт радиотехники, электроники и автоматики и аспирантуру Института русского языка им. В.В. Виноградова РАН. Стихи и переводы публиковались в журналах «Воздух», «TextOnly», «Новое литературное обозрение», альманахе «Транслит»; статьи о современной литературе — в журналах «Новое литературное обозрение», «Russian Literature», «Новый мир», «Синий диван». Книга стихов «Пропозиции» (2011). Лауреат премии «Московский счет» (2012) за лучшую дебютную книгу и Премии Андрея Белого в номинации «Литературные проекты и критика» (2013) за серию критических статей о современной литературе. Стихи переводились на английский, китайский, итальянский, иврит и другие языки.
64 páginas impresas

Opiniones

    Lucy Durasovacompartió su opiniónhace 4 años
    👍Me gustó

    меланхолия под марксистским солнцем

    Валерийcompartió su opiniónhace 4 años
    👍Me gustó

    Есть что- то в этой книги стихов .

Citas

    Payalnaya feyacompartió una citahace 4 años
    «Я видел мастурбирующих стариков в клубах расцвеченного пара...»
    Viktor Dimitrievcompartió una citahace 2 años
    Сообщество
    и вот они в переулке недалеко от северного
    вокзала — 10 евро у одного, у другого 7
    я их придумал когда слушал в москве
    стихи об арабах и террористах когда
    под корнями бульваров билось и расцветало
    теплое техно ночного парижа, октябрьский
    яд сквозняков
    два мальчика из черной россии
    в нелепых пальто, их левадийская грусть
    и столица отчаяния над ними горит дождями
    цветет в праздничных флагах, течет волокнистой
    рекой — как описать их? двух гетеронормативных
    мальчиков в центре парижа в потоках желания
    чуждых для нас исключенных из экономики
    секса?
    заточки в карманах пальто, обрезы
    в спортивных сумках — мы хотим чтобы так же
    взрывались над нами каштаны пока мы едем
    на лекцию в университет и в соседних дворах
    поджигаем машины
    и они подходят к дверям
    плещется мир у них под ногами и клерки
    разбегаются в стороны напуганы предстоящей
    весной и они говорят: мы ни о чем не жалеем,
    черные слезы маркса и арафата заставляют гореть
    наши сердца —
    и когда приезжает полиция
    дождь идет, водостоки забиты листвой —
    их кровь уносят сточные воды и выстрелы
    отзываются в нашей москве где уже выпадает снег
    и на поэтических чтениях все меньше народу —
    и если мы собираемся у электротеатра или идем
    в новый крафтовый бар то кто-нибудь спросит
    как же случилось что здесь мы стоим пока пласт
    за пластом движется время под холодной тверской
    и на кутузовском там за мостом в оранжевых
    вспышках дорожных работ асфальт раскрывается
    высвобождая всё то тепло что мы тогда потеряли?
    Viktor Dimitrievcompartió una citahace 2 años
    «Ночью к тебе постучится огромный двадцатый век...»
    ночью к тебе постучится огромный двадцатый век
    в гирляндах синеющей гари с углями в черных глазах
    в одежде защитного цвета дышащей дымом болот
    в пыли тверского бульвара обволакивающей ладони
    проникающей прямо в сердца
    коммунисты националисты в животе у него звенят
    а в глазах отсветы патрулей, фалангисткие колоски
    алонзанфаны красных бригад, арафат форсирующий
    иордан, осаждающий бейрут и дождливым летом
    двадцать шестого восходящий вверх тополиный пух
    слуцкий на фронте, его брат возглавляющий моссад
    им обоим поет лили марлен и они покачиваются в такт
    и осколки песен как осколки гроз оседают на крыши москвы —
    однажды к тебе постучится огромный двадцатый век
    в тихом свечении ночи он спросит на чьей же ты стороне?
    ты повторяющий лорку на стадионе в сантьяго пока тело ее
    соскальзывает в ландверканал, пока лисы и сойки тиргартена
    прижимаются к телу его и над каспийским морем открывается
    в небе дверь и оттуда звучит ва-алийюн-валийю-ллах — ты
    оттесненный омоном на чистопрудный бульвар по маросейке
    бежишь мокрый от страха и от дождя и пирамиды каштанов
    разрываются над тобой над туманным франкфуртом
    оглушенным воздушной войной и сквозь сирены
    и отдаленные крики движется он разрезающий
    влажную ночь — твой последний двадцатый век

En las estanterías

fb2epub
Arrastra y suelta tus archivos (no más de 5 por vez)