Даниэль Шёнпфлуг

Время кометы. 1918: Мир совершает прорыв

Яркой вспышкой кометы оказывается 1918 год для дальнейшей истории человечества. Одиннадцатое ноября 1918 года — не только последний день мировой войны, швырнувшей в пропасть весь старый порядок. Этот день — воплощение зародившихся надежд на лучшую жизнь. Вспыхнули новые возможности и новые мечты, и, подобно хвосту кометы, тянется за ними вереница картин и лиц. В книге известного немецкого историка Даниэля Шёнпфлуга (род. 1969) этот уникальный исторический момент воплощается в череде реальных судеб: Вирджиния Вулф, Гарри С. Трумэн, Арнольд Шёнберг, Махатма Ганди, Рудольф Гесс, Хо Ши Мин и многие другие. Острый взгляд историка помогает увидеть в этом пестром калейдоскопе событий зерна грядущих триумфов и катастроф. Книга одновременно поэтична и по­учительна: овеянная образами красных маков на полях Фландрии, она учит распознавать симптомы будущего в самых, казалось бы, далеких от истории событиях.
308 páginas impresas
Propietario de los derechos de autor
ООО "Ад Маргинем Пресс"

Opiniones

    Геннадий Колосовcompartió su opiniónhace 3 años
    👍Me gustó
    💡He aprendido mucho
    🎯Justo en el blanco

    Как связаны судьбы первого руководителя социалистического Вьетнама Хо Ши Мина и коменданта Освенцима Рудольфа Гесса, английского разведчика Лоуренса Аравийского и 33-го президента США Гарри Трумэна, танцовщицы Марины Юрловой и писательницы Вирджинии Вульф? Можно ответить - никак. Даниэль Шёнпфлуг находит связь через 1918 год. Сто лет назад завершилась Первая мировая война. И она оказала очень большое влияние на жизнь перечисленных персонажей, на судьбы многих людей и стран. Необычный взгляд на историю глазами непосредственных участников.

    Lucy Durasovacompartió su opiniónhace 3 años
    👍Me gustó
    💡He aprendido mucho

    Калейдоскоп событий, запущенных в 1918 году, создающий иллюзию романа. Как написано в Коммерсант Викенде : "красиво рифмующиеся эпизоды из разных областей, попытка ухватить время в стремительном пересечении сюжетов и судеб"

    Денис Козловцевcompartió su opiniónhace 10 meses
    👍Me gustó
    💡He aprendido mucho
    🚀Adictivo

Citas

    Makarova Anastasiacompartió una citahace 3 años
    Рудольф Гесс, так, во всяком случае, написано в его автобиографии, находится в это время еще на пути с фронта домой. Ему ни в коем случае не хотелось попасть в Палестине в плен к британцам. Поэтому он, как унтер-офицер, спросил своих подчиненных, готовы ли они под его командованием прорываться в Германию. Командование корпусом настоятельно отговаривало от такого рода личных инициатив, но все солдаты, из которых многие были значительно старше него, изъявили готовность последовать за ним. Это будет авантюрный поход через Анатолию, Черное море, через Балканы до Австрии.
    Мартаcompartió una citael mes pasado
    Пикардия, которая в течение четырех лет была ареной мировой войны, превратилась в царство смерти. По обочинам ржавеют искореженные орудия и остовы военных машин. Рядом — разлагающиеся трупы животных. На полях тут и там торчит колючая проволока. Земля вспорота тысячами взрывов, начинена тоннами опасных снарядов, зачумлена вонью бесчисленных трупов, отравлена газом. Дождевая вода скапливается в траншеях и воронках. От лесов остались лишь обугленные пни, очертания которых вырисовываются на фоне ночного неба.
    Мартаcompartió una citael mes pasado
    На свет появлялись новые политические идеи, новое общество, новое искусство и культура, новое мышление. Провозглашался новый человек, человек XX века, рожденный в горниле войны и освобожденный от оков старого мира.

En las estanterías

fb2epub
Arrastra y suelta tus archivos (no más de 5 por vez)