ru
Libros
Александр Долинин

Комментарий к роману Владимира Набокова «Дар»

    Kostya Speranskiycompartió una citahace 2 años
    Хотя мир у Ходасевича не менее жуток, груб и безобразен, чем у его антагонистов, он с благодарностью принимает его как «невероятный Твой подарок», ибо в моменты трансценденции свободный творческий дух выходит победителем из борьбы с мировым уродством, пересоздавая его в божественную гармонию.
    friendscompartió una citahace 3 años
    С другой стороны, для героев, живущих в мире, созданном авторской фантазией, вневременная позиция автора находится, как сияние, «вне их слепоты» — в лучшем случае они могут задним числом уловить в своем прошлом некий связный сюжет и тем самым достичь уровня читателя, который еще не закончил книгу, но полное знание, охватывающее весь круг времен, им не доступно
    Kostya Speranskiycompartió una citahace 2 años
    Игоря Северянина (наст. имя Игорь Васильевич Лотарев, 1887–1941), чья поэзия вызывала у Набокова устойчиво неприязненный интерес.
    Kostya Speranskiycompartió una citahace 2 años
    менно те черты мировосприятия Анненского, которые подчеркивает Ходасевич, были подхвачены и усилены «парижской нотой».
    Kostya Speranskiycompartió una citahace 2 años
    Пациенты Куэ должны были многократно повторять формулу: «Tous les jours, à tous les points de vue, je vais de mieux en mieux» ( «Каждый день, со всех точек зрения, мне становится все лучше и лучше»).
    Kostya Speranskiycompartió una citahace 2 años
    к нему фуксом возвратиться. — На жаргоне биллиардистов фукс — случайно выигранный шар и, в расширительном смысле, неожиданный, непреднамеренный поворот событий. Ср. заглавие пародируемой ниже книги Гуля «Жизнь на фукса
    Kostya Speranskiycompartió una citahace 2 años
    Согласно Ходасевичу, вдохновительницей, музой и главной темой Анненского была смерть, которая его страшила грубой бессмысленностью и которую он безуспешно пытался заклясть своей поэзией. Но и жизнь представлялась ему столь же безобразной, мучительной и лишенной смысла: «Жуткая, безжалостная и некрасивая жизнь упирается в такую же безжалостную и безобразную смерть < ... > Пока не настанет смерть, человек изнывает в одиночестве, в скуке, в тоске. Все ему кажется „кануном вечных будней“, несносной вокзальной одурью, от которой — лучше хоть в смерть, в грязный, „измазанный“ поезд. Анненский сам торопит его приход: „Подползай, ты обязан!“
    Kostya Speranskiycompartió una citahace 2 años
    Дело в том, что главные авторитеты «парижской ноты» — Адамович, Г. Иванов и Оцуп, с которыми Набоков в 1930-е годы вел ожесточенную литературную войну, настойчиво устанавливали среди своих молодых последователей культ Анненского, объявляя его «учителем поэзии для поэтов», чья «безутешная» лирика, движимая страхом смерти, отчаянием и «всепоглощающей жалостью к людям», созвучна современным умонастроениям. Особенно много писал об Анненском Адамович, чьи суждения с годами становились все более и более панегирическими. Молодые «парижане» с энтузиазмом приняли предложенную Адамовичем и его соратниками литературную табель о рангах, в которой Анненский оказывался главной фигурой, родоначальником «новой поэзии». Анненского постоянно цитировали, на него ссылались в эссе и рецензиях и, конечно, ему подражали в стихах.
    Kostya Speranskiycompartió una citahace 2 años
    Шарлоттенбург, Курфюрстендам, — не верю, — / Я выдумал, проснусь и не пойму — / Спой песенку, задумчивая Мэри, / Как пела Дженни другу своему — / Блестит асфальт. Бессонница, как птица, / Во мглу витрин закинула крыло, — / Вон, в зеркале, бледнеет и томится / Еще одно поникшее чело. / За ним — другой. Насмешливый повеса, / Иль призрак ночи, иль убийца? Что ж, / Когда поэт на Пушкина похож, / То тень его похожа на Дантеса»
    Kostya Speranskiycompartió una citahace 2 años
    особенно «Напевные грезы» (СПб., 1914, 1916) М. Дружинина, чьи курьезные стихи нередко цитировались в печати как образец нелепицы
    Kostya Speranskiycompartió una citahace 2 años
    По его мнению, Соболев и другие любители беллетризованных биографий «примазываются» к «литературе факта»; это «гурманы старого художества, объевшиеся „красотой“; эстеты, потребители приевшегося вымысла, которых потянуло на „кисленькое“. Задача настоящего писателя-документалиста заключается в том, чтобы «работать на факте» и выявлять в жизни реального человека «натуральную сюжетность», которая «невъедчивому глазу незаметна»: «Искусство увидеть скрытый от невооруженного взгляда сюжет — это значит искусство продвижки факта; а искусство изложить такой сюжет будет литература продвижки факта < ... > т.е. изложение скрытосцепляющихся фактов в их внутренней диалектической установке» (Чужак 2000: 25, 224; курсив оригинала).
    Kostya Speranskiycompartió una citahace 2 años
    В самом начале 1934 года он обратился к своему знакомому по берлинским литературным кружкам, гимназическому учителю русской литературы и истории Н.В. Яковлеву (который тогда жил в Риге), с просьбой отыскать старинную русскую фамилию, желательно угасшего боярского рода, которая состояла бы из трех слогов, имела амфибрахическое ударение и содержала шипящую согласную.
    Rashel Zemlinskayacompartió una citahace 2 años
    По воспоминаниям В.С. Яновского, Булкин был похож на адвоката, а когда у него осведомлялись, почему он избрал себе такой странный псевдоним, объяснял: «Ну, Пушкин, ну, Булкин, какая разница» (Яновс
    Rashel Zemlinskayacompartió una citahace 2 años
    в романе П.Д. Боборыкина «Василий Теркин» (1892)
    Rashel Zemlinskayacompartió una citahace 2 años
    Повальному пьянству в 1860-х годах были подвержены многие из литераторов демократического направления. Как писал Ю.П. Морозов со слов П.И. Вейнберга, хорошо знавшего всю «пьющую братию», «пьянство возводилось, можно сказать в идею, в своего рода культ, и пьяные подвиги „героев“ должны были, между прочим, свидетельствовать об их презрении к „толпе“, не чувствующей угрызений того „гражданского червяка“, который сосет сердце избранников. Водка считалась одним из средств „залить“ этого червяка» (Морозов 1908: 152). Н.Г. Помяловский (см.: [3–120]) страдал жесточайшими запоями и довел себя до белой горячки. Много и часто пил Василий Степанович Курочкин (1831–1875) — поэт-сатирик, переводчик Беранже, журналист, тесно связанный с революционным движением, член центрального комитета «Земли и воли». Редакция возглавляемого им сатирического журнала «Искра» (1859–1873) славилась пьяными застольями, постоянным участником которых был сотрудник «Искры», поэт Николай Иванович Кроль (1822–1871); его пристрастие к выпивке отмечают все мемуаристы.
    Rashel Zemlinskayacompartió una citahace 2 años
    В 1856 году славянофил К.С. Аксаков составил для царя записку, в которой доказывал, что ради благоденствия России «правительству необходимо перенести свою столицу из Петербурга в Москву» (Аксаков 2000). Идею поддержал и И.С. Аксаков, перепечатавший в газете «День» (1862. 17 ноября) отрывок из записки брата. У России, писал он, «одна единственная столица — Москва; Sanktpetersburg не может быть столицею Русской земли, и никогда ею не был, как бы ни величали его в календарях и официальных бумагах» (Аксаков 1891: 76).
    Rashel Zemlinskayacompartió una citahace 2 años
    людей от ... ну, хотя бы от тупцов» (ЛН: II, 358–359).
    Rashel Zemlinskayacompartió una citahace 2 años
    дынов мечтает о Катерине); «Я вас бесконечно люблю. Дайте мне край вашего платья поцеловать, дайте! дайте! Я не могу слышать, как оно шумит» («Преступление и наказание»; Свидригайлов — Дуне). «Мне у себя наверху, в каморке, стоит вспомнить и вообразить только шум вашего платья, и я руки себе искусать готов» («Игрок»; Алексей — Полине); «А вот встанешь с места, пройдешь мимо, а я на тебя гляжу и за тобою слежу; прошумит твое платье, а у меня сердце падает ... » («Идиот»; Рогожин — Настасье Филипповне).
    Rashel Zemlinskayacompartió una citahace 2 años
    Подобную сцену покупки обуви в Берлине описал Эренбург в очерках о Германии: «Не подозревая всей зловещести места, я запросто померил ботинки: хорошо, по ноге, беру. Не тут-то было! Продавщица, бесстрастно улыбаясь, заявила: — Теперь, пожалуйста, к аппарату. Нажата кнопка, вспыхнули лампочки, мою бедную ногу подвергают рентгеноскопии: нужно, мол, проверить, действительно ли ботинки по ноге. Гениальное приспособление! Я
    Rashel Zemlinskayacompartió una citahace 2 años
    А. Ренников (псевдоним А.М. Селитренникова
fb2epub
Arrastra y suelta tus archivos (no más de 5 por vez)